Гонщик возненавидел «Ф-1» после пяти лет в аутсайдерах. От езды на дне нет кайфа: даже в нетоповых спорткарах веселей

Теперь разносит Гран-при в каждом интервью.

Карьера Кевина Магнуссена в «Формуле-1» – настоящее разочарование (прежде всего для него самого). Начав с подиума в дебютном Гран-при за «Макларен», №20 закончил невнятными и откровенно слабыми выступлениями на безнадежном «Хаасе», 1 баллом за 2020-й и репутацией главного грубияна серии (за постоянные выдавливания соперников с трека).

Гонщик возненавидел «Ф-1» после пяти лет в аутсайдерах. От езды на дне нет кайфа: даже в нетоповых спорткарах веселей

После нескольких трудных лет Кевина явно накипело: теперь он не упускает любую возможность пнуть положение дел в «Ф-1» практически в каждом интервью.

Магнуссен клеймит «Формулу-1» за бессмысленность без топового болида

Давайте признаем: практически всю карьеру Кевин проездил на (мягко говоря) средних машинах. Даже в «Макларен» он попал в период спада, его год в «Рено» совпал с худшим сезоном в новейшей истории французской организации, да и «Хаас» после короткого взлета в середняки в 2018-м быстро вернулся в борьбу на границе очковой зоны.

Опыт управления слабой гоночной техникой №20 накопил просто огромный. Потому-то, должно быть, у него особенно бомбит именно из-за громадной разницы между скоростью топовых команд и всех остальных:

«В «Формуле-1» тебе нужна отличная машина, чтобы выигрывать гонки. Конечно, один раз из тысячи пилот не на лучшей машине может победить, но большую роль играет удача и чрезвычайные обстоятельства. Ты не можешь просто выехать на трассу и сделать все сам. Это невозможно».

Выступления за «Хаас» в 2020-м морально истощили Магнуссена – и его состояние нетрудно было заметить еще по ходу чемпионата: например, его желание сойти из-за головной боли на Гран-при в Имоле.

«Я очень устал от этого. Когда тебя обгоняют на круг, и ты просто страдаешь позади… Пилотировать эти болиды тяжело физически. Ты надрываешь задницу, потеешь, как свинья, и ради чего?

Гонщик возненавидел «Ф-1» после пяти лет в аутсайдерах. От езды на дне нет кайфа: даже в нетоповых спорткарах веселей

В каких-то гонках мы были в самом хвосте, на 18-м месте. Впереди целая гонка, но ты знаешь: должны сойти 17 машин, чтобы получить хороший результат – это просто безнадежно! Случались и хорошие гонки. Но даже в этом случае – после пятого места или неплохих очков – я не был на седьмом небе. В конечном счете борьба идет за победу», – подвел итоги карьеры в «Ф-1» Кевин.

Магнуссену настолько надоели безрезультатные гонки, что возможное возвращение в «Хаас» в на подмену кому-нибудь он сразу же радикально отмел: «Я провел в «Формуле-1» семь лет и скучаю по победам. Поэтому еще одна гонка просто ради участия не особо интересна. Если меня позовет «Мерседес», я, наверное, отнесусь к этому серьезно».

А ведь обычно гонщики говорят диаметрально противоположное: к примеру, Сергей Сироткин, угодивший в черную дыру «Уильямса» в 2018-м, до сих пор повторяет о желании вновь оказаться за рулем хотя бы такой слабой по меркам Гран-при машине. Видимо, Кевина отсутствие перспектив и правда крепко припекло.

Кто же виноват в провале Магнуссена: один лишь «Хаас»? Разве Кевин стал лучше? Похоже, да

«Трудно все адекватно оценить, – резюмирует №20 себя и болид. – Вы смотрите на результаты и не говорите: «О, Кевин, должно быть, хорошо выступил». Вы не делаете этого, потому что мы («Хаас») все еще нигде.

По сравнению с моей первой гонкой, где я стал вторым – я сейчас намного лучше как пилот. Не могу поверить, что так и не вернулся на подиум: с тех пор у меня вышло очень много в 100 раз более качественных заездов».

Да, за проведенное в «Хаасе» время датчанин не стагнировал в мастерстве и вообще оказался не так уж плох. Он действительно надрывался, развивал пилотаж и достиг заметного прогресса.

«Сравнивая его первый и второй год в команде, – говорит главный гоночный инженер «Хааса» Аяо Комацу, – Я видел большие различия в его отношении к коллективу. Конечно, нам тоже нужно было поближе с ним познакомиться и дать ему почувствовать себя своим, позволить узнать окружающих лучше

Со временем он все лучше и лучше вписывался в нашу команду. Когда же он стал еще более откровенным, он осознал четкие пределы своих возможностей.

Он всегда просматривает данные и затем тщательно изучает их: пилотаж других гонщиков, видео, GPS – все что только возможно».

Магнуссен все это время ездил изо всех сил. По словам Комацу, Кевин не отжигал во время практик, но в квалификациях пытался выжать максимум.

Гонщик возненавидел «Ф-1» после пяти лет в аутсайдерах. От езды на дне нет кайфа: даже в нетоповых спорткарах веселей

«Часто Кевин начинал уик-энды медленнее напарника, но его сильнейшая черта – уверенность в себе. Кевин не паниковал. У него необычная манера самосовершенствования, – объяснил подход Кевина Аяо. – Это очень интересно, потому что в пятницу от него исходит мало информации. В болиде он больше всего ценит стабильную заднюю часть в поворотах. Так что если он ее не получает, то всю пятницу только и твердит: «Я не доверяю задней части, я не могу достичь максимума в повороте, потому что у меня нет стабильности сзади. Если он ощущал неправоту в отзывах после первой или второй практики – он всегда ее признавал и предлагал новые изменения.

Но затем он всегда учитывал все недостатки и в субботу использовал совершенно иной подход. Это действия зрелого гонщика.

Он сделал огромный шаг вперед. Ведь раньше – в первый год – его всегда ограничивало по пятницам, и проблемы с практик преследовали его весь уик-энд. Он просто стоял на месте. Но больше это не про него.

Главной его слабостью была адаптация к переменным условиям. Он мог отлично пилотировать без ошибок с хорошим темпом, а потом шел дождь, Кевин вылетал с трека, терял пару позиций, паниковал – и все, тут же хотел рисковать [со стратегией], потому что считал, что все потерял.

Когда все стабильно – Кевин очень хорош. Но если что-то идет не так – в нем что-то ломалось. И 2020-й показал, что Кевин вырос и перестал страдать от этого. Три года назад я бы не поверил, что он так может».

Из «Ф-1» Магнуссен ушел в американскую серию. Кажется, он там счастлив

Кевину не пришлось долго искать новый чемпионат: он сразу же подписался в IMSA – американских гонках на выносливость. Влился в новую программу Ganassi – гоночной команды, которая также участвует в других крупных соревнованиях США: NASCAR и «Индикаре». И даже собирается на электрический «Дакар»!

Гонщик возненавидел «Ф-1» после пяти лет в аутсайдерах. От езды на дне нет кайфа: даже в нетоповых спорткарах веселей

Сравнивая технику IMSA – нетоповые прототипы-спорткары класса (шасси от LMP2, двигатель – 5,5-литровый V8 на 580 л.с. – против более 1000 л.с. в Гран-при) с «Формулой-1», Магнуссен отдал предпочтение своей новой машине:

«Эти гонки нравятся мне больше – они лучше звучат, лучше пахнут, эти болиды больше нравятся мне чисто эстетически. Мне кажется, для американцев эти вещи являются неотъемлемой частью спорта. Я в последние годы даже не осознавал, как сильно на самом деле соскучился по этим вещам.

Было здорово вновь просто оказаться за рулем настоящей гоночной машины. Последние шесть-семь лет я водил не болид, а самолет. И это здорово. Опыт управления болидом «Формулы-1» – нечто невероятное. Там очень много прижимной силы и мощности. Но чего-то все равно не хватает – наверное, я бы сказал, что не хватает души».

Кстати, Кевин уже успел дебютировать в США в престижнейшей гонке – «24 часах Дайтоны». Экипаж датчанина по итогам занял пятое место, успев даже полидировать. Неплохо для дебюта.

Датчанин даже схлестнулся в эпичной схватке с другим экс-пилотом «Ф-1» и победителем «Инди 500» – Александром Росси.

Магнуссен выглядит явно живее в американских гонках. Видимо, «Формула-1» выжала из него еще не всю энергию – или достаточно было всего лишь вылезти из аутсайдерского болида и немного передохнуть. Похоже, выгорание существует даже среди самых топовых пилотов.

«Я врезаюсь в стены за сэйфти-каром, зато беру подиум в команде-банкроте». Главный крэшер «Ф-1» оправдал карьеру, полную аварий

«Феррари» заряжает команду Шумахера и Мазепина по полной: сдала в аренду целую базу, топового конструктора и бригаду инженеров

Русский новичок «Формулы-1» против сына Шумахера. Кто победит?