Пилот «Ф-1» рыдал сквозь смех по радио после финиша Гран-при Абу-Даби. Тепло прощался с уходящим стратегом

Отношения крепче семейных.

Пилот «Ф-1» рыдал сквозь смех по радио после финиша Гран-при Абу-Даби. Тепло прощался с уходящим стратегом

Вы когда-нибудь задумывались о том, с кем гонщики «Формулы-1» общаются чаще всего?Это не коллеги, не тренеры, не друзья, не родственники и даже не жены с подругами, а гоночные инженеры. Серьезно, иначе просто никак – они помогают настраивать машину, передавать отзывы и пожелания конструкторам на фабрику и разрабатывать стратегию – можно сказать, наполовину отвечают за результат. Общение между пилотами и инженерами происходит не только во время гоночного уик-энда – они вместе и на всех брифингах, и на тестах, и при визите на базу, и часто даже в дороге.

С этими людьми гонщики «Формулы-1» общаются чаще, чем с женами

Именно потому отношения между парнями в кокпите и парнями на пит-уолл всегда очень теплые и крепкие, и любой трансфер или разрыв переживается достаточно тяжело

Горечь расставания с ближайшим помощником в достижении успеха пришлось попробовать в Абу-Даби дебютанту «Макларена» Ландо Норрису – его инженер по стратегии Эндрю Джарвис решил покинуть команду после завершения сезона, и на «Яс-Марине» отрабатывал последний этап в «Ф-1».

В честь этого Ландо подготовил особенный прощальный подарок: поместил портрет Джарвиса на шлем и пообещал отдать его инженеру после финиша. Только посмотрите, как растрогался Эндрю.

Ландо: Джарв! В честь твоей последней гонки… Подумал, надо сделать для тебя что-то очень особенное.

Джарв: Боже ты мой. Великолепно.

Ландо: Это была лучшая фотография, которую я только смог найти.

Джарв: Потрясающе! Боже мой.

Ландо: Он – твой после конца уик-энда.

Джарв: Ты серьезно?

Ландо: Да, серьезно. Ты будешь рядом со мной в последней гонке.

Пилот «Ф-1» рыдал сквозь смех по радио после финиша Гран-при Абу-Даби. Тепло прощался с уходящим стратегом

Надпись MEEE SHOES появилась на нем непроста: на командном ужине в Сингапуре, организованном после объявления персоналу о решении Джарва, инженера бросили в бассейн. Эндрю как раз накануне купил новые ботинки, так что единственной реакций на выходку команды были только отчаянные крики: «Неееет, мои ботинки!» (No, me shoes!)

А после клетчатого флага между Ландо и Эндрю состоялся очень эмоциональный диалог.

Ландо: Было приятно гоняться, очень приятный год. И во многом я обязан им одному человеку. Конечно, это Джарвис! Эндрю Джарвис. Большущее спасибо. Огромное спасибо. С самого же первого дня работы с тобой, Джарв, я чувствовал превосходное удовлетворение.

Уилл Джозеф, гоночный инженер Ландо: У тебя истекло время на радиосообщение, нажми на кнопку еще раз.

Ландо: Да, я знаю, знаю. Так вот, с самого первого же дня работы я полюбил каждую минуту. Думаю, нам реально было хорошо вместе. И, как я и сказал прошлым вечером, каждая из них стала той самой маленькой деталькой, которая сделала из меня пилота «Формулы-1» и того гонщика, кто я есть сегодня. Мои навыки по контролю за «хардом» в 42 круга, как сегодня – во многом это благодаря тебе. #####! Радио снова выключилось. Джарв, от души и всего сердца – хочу выразить тебе огромнейшую благодарность за все, что ты сделал. Уверен, я не буду наслаждаться так же сильно… Да, я это скажу. Уверен, я не буду наслаждаться многими вещами так же сильно без тебя, мужик. Очень грустно, что ты уходишь, и, думаю, так считают многие из нас в команде. В моей жизни многое поменялось в последнее время, но спасибо, Джарв. Мне нравится это.

Пилот «Ф-1» рыдал сквозь смех по радио после финиша Гран-при Абу-Даби. Тепло прощался с уходящим стратегом

Джарв: Ура, приятель. Знаешь, я не так хорош в толкании речей, как ты и Уилл, но хочу сказать, что ты настоящая легенда. Не могу поверить, что у тебя вышел такой дебютный сезон. И тот факт, что у меня была возможность делить его с тобой…

Ландо: Ты что, плачешь?! ХА-ХА-ХА! Ооо, Джарв… АААА, Джарв нафиг плачет! Думаю, я плачу! Плачу сквозь смех… Ооо, Джарв! Ох, мужик, успокойся, успокойся. Да. Все, что сделал сейчас и все, что сделаю в будущем – все благодаря тебе. Желаю тебе всего наилучшего во всем, чем бы ты ни занялся.

Уилл: Я тоже чуть не разрыдался.

«Да, я правда немного прослезился, – подтвердил после финиша Норрис. – Очень много эмоций. Я пока не видел его, но он, наверное, все еще плачет».

И неудивительно – давно «Формула-1» не видела настолько яркого и трогательного прощания. Кажется, после него в мире стало немного больше болельщиков «Макларена».

«У Риккардо сдох мотор, масло расплескалось повсюду! Я весь в масле!» Лучшие радиопереговоры Абу-Даби

Гонщик «Ф-1» отметил первый подиум в карьере хитом из 80-х прямо по радио из болида. Поет его после всех удачных гонок

Пилот «Макларена» потерял пропуск и прыгал через турникеты, чтобы попасть на трек. Теперь его троллит «Формула-1»