Аутсайдер скопировал на глаз чемпионский болид Шумахера. Но успеху помешала гибель Сенны – вызвала ступор у спонсора

… и попал на старт лишь в пяти гонках.

От редакции: Привет! Вы в новом блоге Трибуны про автоспорт. Поддержите автора плюсами и подписками!

Аутсайдер скопировал на глаз чемпионский болид Шумахера. Но успеху помешала гибель Сенны – вызвала ступор у спонсора

«Сегодня в «Формуле-1» вы можете поделиться с кем-нибудь чертежами «Мерседеса», но вряд ли они поймут, как заставить это работать на том же уровне, что у команды-создателя», – слова шефа технического департамента «Ф-1» Пэта Симондса были сказаны задолго до затянувшегося скандала с «Рейсинг Пойнт» и их копией прошлогоднего болида-триумфатора из Брэкли.

Работая еще в чемпионском «Бенеттоне» времен Шумахера, Симондс имел косвенное отношение к похожей истории.

Все началось в конце 80-х, когда выступавшая в младших формулах команда британца Эдриана Рейнарда собралась дебютировать в «Формуле-1». В 91-м, за год до планируемого старта в больших призах, в проект удалось переманить инженерную команду «Бенеттона» во главе с Рори Бирном. Среди тех, кто перешел в новый амбициозный коллектив, был и Пэт Симондс. Опытные конструкторы успели разработать шасси, но Рейнард так и не смог найти поставщика моторов. В условиях поджимающих сроков и заканчивающегося бюджета проект решили закрыть.

Построенный под будущую команду завод в Энстоуне продали «Бенеттону», который сделал ее своей новой базой (городок рядом с Оксфордом остается ей до сих пор для правопреемника в лице заводской команды «Рено»). В Оксфордшир переехали и Бирн с Симондсом, забрав с собой большую часть разработок и внедрив их уже на болиде «Бенеттона» для сезона 1992 года.

Аутсайдер скопировал на глаз чемпионский болид Шумахера. Но успеху помешала гибель Сенны – вызвала ступор у спонсора

Шасси для несостоявшегося проекта Эдриана Рейнарда стало основой не только B192 (на фото выше), на котором Михаэль Шумахер одержал свою первую победу в «Формуле-1», но благодаря ежегодным апгрейдам использовалось «Бенеттоном» аж до 1997-го. Не стал исключением и чемпионский B194, принесший Шуми его первый титул в драматичном сезоне-94.

В том же году на гонки заявилась «Пасифик Рейсинг» – новая команда, в отличие от «Рейнарда» все же пробившаяся в Гран-при из молодежных серий. Денег у конюшни Кита Уиггинса было катастрофически мало и дебют, изначально запланированный на 1993-й, получился соответствующим. К созданию болида «Пасифик» решили подключить компанию все того же Рейнарда, рассчитывая на опыт их недавнего сотрудничества с инженерами «Бенеттона». Однако в «Рейнарде» смогли лишь взять данные расчетов, оставшихся со времен Бирна и Симондса, и едва ли не на глаз подогнать их под современные требования. Получившееся шасси PR01 (на фото ниже рядом с В194 Шумахера) не испытывалось в аэродинамической трубе и проехало лишь пару десятков миль на тестах перед первым стартом.

Аутсайдер скопировал на глаз чемпионский болид Шумахера. Но успеху помешала гибель Сенны – вызвала ступор у спонсора

Немногим лучше обстояли дела с силовой установкой. Болид трехлетней давности приводил в движение прошлогодний двигатель Ilmor. В те годы этот небольшой производитель из Бриксуорта, ставший в наши дни моторным подразделением формульного Mercedes AMG, делал лишь первые шаги в королевском классе, поставляя движки середнякам вроде «Заубера», «Тиррелла» и «Марч». Именно V10 объемом 3,5 литра, стоявший на болидах швейцарской команды, поставили на многострадальную дебютную машину «Пасифик». И если в 93-м Карлу Вендлингеру и Юрки Ярвилехто удавалось попадать на IImor 2175A в очки и даже останавливаться в шаге от подиума, то для следующего сезона мотор был уже неконкурентоспособным.

Аутсайдер скопировал на глаз чемпионский болид Шумахера. Но успеху помешала гибель Сенны – вызвала ступор у спонсора

Одним из «Пасификов», напоминавших своим приподнятым носовым обтекателем и боковыми понтонами болиды «Бенеттон», по иронии судьбы управлял Бертран Гашо, в свое время подаривший Михаэлю Шумахеру путевку в «Формулу-1» (арестованный после драки с таксистом накануне Гран-при Бельгии-91 пилот «Джордана» Гашо был заменен именно молодым немцем). Пару франко-бельгийцу составил сын французского актера Жан-Поля Бельмондо, Поль, который с одинаковым «успехом» чередовал кино и гонки, зато пользовался определенной поддержкой спонсоров.

В одном из интервью Autosport Пэт Симондс заметил, что шасси, разработанное при его участии в 91-м для «Рейнарда», обладало большим потенциалом, и при должном развитии «Пасифик» мог добиться на нем результатов, пусть и более скромных, чем «Бенеттон». Однако денег не хватало даже на минимальные модификации. Большой пакет обновлений, готовившийся к Гран-при Сан-Марино, пришлось свернуть, когда команду покинул главный спонсор – марка сигарет Black Death. Компания с логотипом в виде черепа и скрещенных костей долго сомневалась в том, чтобы размещать свою символику на гоночных машинах. Уиггинс и его люди с трудом убедили табачников в безопасности автоспорта, рассказывая, что за последние 12 лет в «Формуле-1» не погиб ни один человек.

Спонсорские наклейки должны были привезти к началу квалификации на трассе в Имоле, но в ходе заездов сначала разбился насмерть Роланд Ратценбергер, австрийский гонщик другого аутсайдера пелотона – команды «Симтек», а в воскресенье случилась трагедия с Айртоном Сенной. После «черного уик-энда» речи о партнерстве с Black Death быть не могло.

Аутсайдер скопировал на глаз чемпионский болид Шумахера. Но успеху помешала гибель Сенны – вызвала ступор у спонсора

В следующей гонке на улицах Монако «Пасифик» впервые прошел квалификацию обоими машинами, хотя во многом это объяснялось тем, что «Уильямс», «Симтек» и Петер Заубер выставили по одному болиду после гибели Сенны, Ратценбергера и тяжелой аварии Карла Вендлингера, едва не стоившей ему жизни. Тем не менее до финиша Гашо и Бельмондо не добрались, как и через две недели в Испании. А после Гран-при Канады «Пасифик» снова прекратил проходить квалификации вплоть до конца сезона. По итогам 1994 года команда Кита Уиггинса смогла стартовать всего в пяти из шестнадцати гонок, при этом ни разу не финишировав.

Уже по ходу чемпионата-1994 «Пасифик» начал менять облик машины, удаляясь от изначальной концепции. Приподнятый нос заменили на спущенный, который оставили в том числе и на болиде для 1995-го под индексом PR02. Ради его разработки команда даже собиралась сняться с середины прошлого сезона, но угроза денежных штрафов заставила «Пасифик» и дальше тратить свой невеликий бюджет на тщетные попытки пройти квалификацию.

Аутсайдер скопировал на глаз чемпионский болид Шумахера. Но успеху помешала гибель Сенны – вызвала ступор у спонсора

Получившийся PR02 был совсем непохож на своего «дальнего родственника» из «Бенеттона». Переход на трехлитровые V8 от Ford и в целом более проработанный по сравнению с предшественником болид позволили «Пасифику» после объединения с «Лотусом» регулярно попадать на стартовую решетку и три раза заехать в десятку на финише (хотя очки и присуждали только с 6-го места), прежде чем прекратить выступления в «Формуле-1» окончательно.

После двух лет мытарств в «королевских гонках» «Пасифик» останется до 1998-го в Формуле-3000, а затем уйдет и оттуда. Более запутанная судьба будет ждать «Рейнард», с которой и начиналась вся история. Компания попробует силы в американской серии «Индикар», где уже через пару лет приведет к чемпионскому титулу Жака Вильнева и примет участие в создании команды BAR в «Формуле-1». В 2002-м «Рейнард» обанкротится и будет буквально по частям разобрана другими гоночными командами. Ее база, расположенная в Рейнард Парке города Брэкли, со временем станет штаб-квартирой нынешнего «Мерседеса».